«Инновация» ковидной эпохи: от свидетельства о рождении до свидетельства о смерти

Премии «Инновация», которая вручается за достижения в области современного искусства, исполнилось 15 лет. Уже во второй раз она вручалась в нижегородском Арсенале — Волго-Вятском филиале ГМИИ им. А.С.Пушкина.  Не все участники смогли присутствовать на церемонии.

«На последнем дыхании».

Фото: Светлана Хохрякова

Кто-то, как Анастасия Потемкина, застряла из-за пандемии в далеких странах. Да и некоторых работ уже нет — они прекратили свое существование. Что-то просто невозможно было разместить в выставочном пространстве, например сад крематория, разбитый  художником Артемом Филатовым во дворе этого скорбного учреждения. Но отдельные  работы номинантов, каждый из которых  в «ковидный»  год стал лауреатом (так жюри поддержало всех участников), может увидеть любой посетитель.    

Сквозные темы большинства работ, связаны с взаимоотношением человека и природы, с которой мы обходимся не лучшим образом, отголосками советской эпохи в сознании каждого из нас, культурой памяти и скорби.  Некоторые высказывания приобрели неожиданную актуальность, как проект «На последнем дыхании», где аппарат на лице манекена уже не просто символизировал идею «художник живет, пока дышит», но выглядит как символ эпохи пандемии.  

Одним из лауреатов «Инновации» стал нижегородский художник Артем Филатов, обустроивший во внутреннем дворе крематория  «Сад им.». Он высадил  более 120 видов луговых, болотных и лесных растений, а его московский коллега Алексей Корси  создал саунд- инсталляцию: оперная певица Зоя Петрова исполняет хорал, на латыни называя все внутренние органы человека. В скорбный день можно на несколько минут уединиться в саду. 

Самая впечатляющая работа – «Промзона» Павла Отдельнова, ведущая отсчет с 2015 года, —  оказалась весьма актуальна для Нижнего Новгорода.  Художник  заинтересовался историей своей семьи, корни которой уходят в город Дзержинск, расположенный поблизости. Три поколения предков Павла Отдельнова  трудились на химических заводах. Художник провел исследовательскую работу, изучил  архивы, разыскал  в Германии бывшего пилота  Клауса Фрицтше, оставившего воспоминания о лагерях военнопленных (а их было три рядом с Дзержинском), написал ему письмо и получил ответ. Пленные немцы работали на вредном производстве, строили новые корпуса. Теперь некогда могучие заводы в руинах. 

Как говорит сам художник, его проект — о забвении. Реальные события недавнего прошлого стали мифами. Природа берет свое, и сквозь разрушенные постройки прорастают деревья.

Павел Отдельнов напоминает о взрыве в феврале 1960-го,  о котором не сообщалось в газетах. Тогда разворотило  цех, погибла все смена, 24 рабочих. В заводском архиве художник обнаружил фотографию, свидетельствующую о трагедии, и она стала толчком к созданию проекта. Фото — словно напечатанное в газете, чего в действительности не было, Отдельнов написал на огромном холсте. Каждую работу он сопровождает эссе, которые имеют не меньшую ценность, чем визуальное высказывание. В одном из них он рассказал  о резервуарах для химических отходов, на ликвидацию которых после визита президента Медведева выделили деньги, а потом начались судебные разборки о растратах. Неподалеку от этих мест прошло детство художника. 

Отдельный раздел носит название «Запахи». Именно по ним многие горожане могли определить, на каком предприятии произошла утечка. Флаконы с запахами располагаются рядом с изображением гигантской дыры для химических отходов.

Жизнь человека зафиксирована идеологом объединения PARAZIT Владимиром Козиным в вывесках учреждений, которые никто из нас не минует, в документах, сопровождающих в разных вариациях наше движение от свидетельства о рождении к свидетельству о смерти, которое нам самим не увидеть. На стене — аттестат о среднем образовании, членский билет ВЛКСМ, паспорт, военный билет, диплом высшего учебного заведения, трудовая книжка, свидетельство о заключении брака, членская книжка Союза художников России, страховой полис, пенсионное удостоверение. Здесь же вывески родильного дома, станции юных натуралистов, городской поликлиники, военкомата. 27 экспонатов, и в них — вся человеческая жизнь.

Художник «воронежской волны» Иван Горшков представлен «Фонтаном всего». Вызывающе яркие, пошлые игрушки, множество необязательных вещиц, собранные в едином пространстве, напоминают идеально организованную свалку, склад ненужных вещей. Такова наша повседневность, замусоренная хламом.  

«Фонтан всего».

Фото: Светлана Хохрякова

Художница Данини, ставшая лауреатом в номинации «Новая генерация», представлена инсталляциями, навеянными временами невинного интернета. Ее проект с необычным названием «Диск (Д:)» фиксирует, может быть, не самое важное в масштабе страны, все то, что занимало молодые умы  эпохи 90-х. Свое место нашла в них и политическая жизнь страны. 

Серия «Окна» представлена подобием советских гобеленов, расшитых художницей, живописью в эстетике Windows 95 и Windows 98. На одной из работ изображен  первый российский президент Борис Ельцин, обращающийся с экрана   к «дорогим россиянам».  Это уже прошлое, вызывающее у автора ностальгию. Выставочное пространство стилизовано под подъезд многоэтажного дома с мусоропроводом, где проводили досуг подростки. 

Борис Ельцин на лестничной площадке.

Фото: Светлана Хохрякова

Екатерина Муромцева тоже из «Новой генерации» в своем проекте «Лучше хором» представила произведения живущих в домах престарелых людей. Вместе с ними она организовывает выставки, вывозит их в музеи, и  все это можно увидеть в небольших видео. Работы пожилых очень простодушны и обращены к  советской эпохе, ставшей привлекательной в последние годы для тех,  кто в силу возраста ее застал. 

На следующий день после церемонии панк-романтическая арт-группа «ДВР» («Дальневосточные разлучницы») из Владивостока представила в Арсенале получасовой перформанс «Весна блаженная». Сей скромный труд вошел в номинацию «Новая генерация». В повседневной жизни перформанс могут играть в течение дня, а то и недели. Он обрастает все новыми и новыми музыкантами,  поэтами, художниками, в него вовлекаются  зрители.  Возможно, в этом и эффект. 

Но в пространстве Арсенала действо выглядело кустарно, не блистало самобытностью и мастерством исполнителей. Самодеятельные артисты, расположившиеся за столом, словно на Тайной вечере, закидывали зрителей яблоками, угощали ломтями батона, пытаясь накормить нас «семью  хлебами». Для  понимания происходящего требовалось заранее изучить либретто, где изложены эпизоды детства и юности Александра Городнего, история его отца, вывезенного в Германию  во время немецкой оккупации, а потом вернувшегося в СССР и осевшего  под Владивостоком, где и родился  его сын. В юности он спрыгнул со стога сена, наступил на якорь, повредил ногу. И теперь все эти картины артисты воспроизводят: «Сквозь воду прошла нога и вода сквозь ногу. Поплыла по реке красная лента, заспешила на помощь округа. Украшен красной лентой якорь». Хор будто захмелевших девиц поет: «Я перегнула палочку» заканчивает действо, после которого зрителям рекомендуют захватить либретто и отведать хлеба.

Источник: mk.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *