Эксперт рассказал, чем Россия ответит на агрессию против Белоруссии

Обещание Владимира Путина возможной военной помощи президенту Белоруссии Александру Лукашенко в рамках обязательств по Союзному государству и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) вызвало ряд вопросов. В частности, какими войсками и силами Россия готова помочь Белоруссии? Об этом «МК» рассказал директор Центра анализа стратегиий и технологий, автор книги «Солдаты необъявленной войны: силы специальных операций» Руслан Пухов.

Фото: kremlin.ru

Президент Путин частично уже объяснил, что по просьбе Александра Лукашенко сформировал резерв из сотрудников правоохранительных органов, который в случае необходимости может быть задействован. Но, по словам Владимира Путина, это произойдет лишь в том случае, если ситуация окончательно выйдет из-под контроля минских властей.

Согласитесь, трудно предположить, что преданные Лукашенко силовики, допустят подобное. А потому, так называемый «резерв правоохранителей» — это скорее, лишь теоретическое заявление о намерениях.

Совсем другое дело, когда речь заходит о военном союзе. В рамках такой структуры говорить о взаимопомощи можно смело. Видимо, поэтому Александр Лукашенко сейчас так активно давит на то, что против его страны осуществляется военная агрессия НАТО. Да и  здесь Владимир Путин без всяких обиняков заявил, что защита суверенитета внешних границ Белоруссии – это не просто помощь, но и обязанность членов Союзного государства России и Белоруссии.

Эта обязанность, надо сказать, регулярно отрабатывается на совместных российско-белорусских военных учениях. Ежегодно Россия и Белоруссия проводят десятки командно-штабных и войсковых маневров. И не только таких крупных, как учения «Запад», где задействованы десятки тысяч военнослужащих обеих стран, но и более мелких, с участием всего лишь нескольких сотен человек. К примеру, совместные тренировки разведывательных подразделений российских десантников и Сил специальных операций Белоруссии.

Исходя из этого, какие все-таки силы и средства Россия может использовать в сложившейся ситуации для защиты суверенитета Белоруссии? Что это будет: крупные воинские контингенты, Росгвардия или Силы спецопераций, которые имеются у каждой из сторон?

— Договоренности в рамках ОДКБ не подразумевают вмешательство в гражданское противостояние, — заявляет эксперт «МК» Руслан Пухов. — А уж тем более — в гражданскую войну. России желательно держаться от противостояния внутри Белоруссии подальше. Однако в случае внешнего вмешательства Россия безусловно окажет всяческую поддержку своему соседу. Правда, для этого не нужны Силы специальных операций. Они используются в пограничной ситуации, когда в стране, как говорится, ни войны, ни мира.

По словам эксперта, Силы спецопераций как Россией, так и другими странами, в первую очередь западными, применяются тогда, «когда издержки от прямого вторжения и открытого участия регулярных сил могут оказаться слишком большими».

— То, что было приемлемо во времена «холодной войны», — говорит Руслан Пухов, — нынешний мир уже не приемлет. Задействование в вооруженном конфликте крупных воинских контингентов ведет к большим человеческим потерям и имеет крайне негативный окрас в лице мировой общественности. Именно поэтому в вооруженном противостоянии все чаще используются специальные силы. Зачастую их представители действуют даже не сами. Американцы, например, предпочитают готовить каких-нибудь местных ополченцев, чтобы натравливать тех же курдов на Асада или турок. То есть туда просто приезжают инструкторы из американских сил спецопераций и чужими руками воюют, отстаивая таким образом свой интерес в этом конфликте.

Силы спецопераций, заявляет эксперт, всегда действуют ювелирно, скрытно. Однако, он считает, что в случае с Белоруссией, речь идет о совсем другом развитии событий. Здесь Александр Лукашенко заявлет о прямой агрессии, утверждая, к примеру, что Польша открыто претендует на Гродненскую область.

— Если происходит прямая интервенция, — говорит Пухов, — допустим, Литва, Латвия или Польша осуществят военное вторжение, то в ответ на это будут задействованы ВВС, ВКС, Сухопутные войска, десант… Скрытно, или полускрытно в таком случае применять элитную легковооруженную «пехоту», которую из себя и представляют Силы спецопераций, совсем не нужно. Эти специалисты заточены под другие задачи. Использовать их, это примерно то же самое, что забивать компьютером гвозди.

Одновременно эксперт подчеркивает, что ни одна из этих стран — соседей Белоруссии – не является самостоятельным игроком на мировой арене. И, естественно, не будет осуществлять никакую интервенцию без благословения США.

— А в Штатах сейчас –  жуткий раздрай перед выборами, — поясняет Пухов. — Если победят демократы, и пока они там все рассядутся, как вороны по веткам, пройдет еще минимум полгода.  Поэтому никто из этих стран не получит «зеленого света» из США на интервенцию в Белоруссию в течение ближайшего года как минимум. Да и вообще, после того, как Россия решительно вмешалась и пресекла насилие против Южной Осетии, а также поддержала возвращение Крыма на родину, не думаю, что кто-то в мире считает, что она будет смотреть на все происходящее в Белоруссии безучастно. Все, конечно же, понимают, что наша страна, в случае чего, применит весь арсенал своих военных возможностей и вооружений, чтобы поддержать своего единственного стратегического союзника на западе. А потому, уверен, что шанс внешней интервенции в Белоруссию близок к нулю.

Источник: rbc.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *