Breaking News

Какой президент США лучше для России: Трамп или Байден

До президентских выборов в Соединенных Штатах осталось чуть больше двух месяцев. На место в Белом доме претендуют демократ и бывший вице-премьер Джо Байден и нынешний хозяин Белого дома, республиканец Дональд Трамп – их кандидатуры официально утверждены предвыборными партийными съездами. Эксперт оценил, кто из кандидатов лучше для России, а также рассказал о том, какое место в списке внешнеполитических вызовов для Трампа на сегодняшний день занимает РФ.

Фото: AP

«На данный момент у России не самые хорошие отношения с Соединенными Штатами, поэтому нам хотя бы нужна предсказуемость в этом вопросе, — комментирует «МК» научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН Сергей Кислицын. – Соответственно, к администрации Дональда Трампа мы уже за четыре года привыкли. И сам по себе нынешний глава Белого дома не очень негативно настроен к России, в отличие от тех же демократов, которые во многом полагают, что прошлые президентские выборы были проиграны не без влияния России и ее вмешательства».

По словам эксперта, у самого американского лидера нет открытой негативной повестки по отношению к Российской Федерации.

Более того, Трамп в принципе не предпринимает никаких агрессивных и подрывных действий по части двусторонних вопросов. И наверно, это лучший вариант в данной ситуации – просто хотя бы не трогать эту тему.

«С другой стороны, — отмечает Сергей Кислицын, – если администрация Трампа, остается то, по всей видимости, будет продолжен курс на сокращение международных обязательств Соединенных Штатов. И в этой связи необходимо рассматривать непродление Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), что будет вполне в русле республиканской партии и ее идеологии».

Демократы, в свою очередь, предполагают, что продление договора СНВ-3 еще на пять лет, которое может состояться в феврале 2021 года, крайне важно, считает эксперт. Несомненно, систему контрольных вооружений, и вообще архитектуру глобальной ядерной безопасности нужно менять. Однако сторонам нужно попытаться сохранить этот договор, и дать друг другу время для достижения соглашения в этом вопросе и создания новой системы контроля.  

«Американцы стремятся включить в этот договор еще и Китай, – добавил Сергей Кислицын. – В этом как раз и заключается важнейший пункт для Трампа: либо никакой системы контроля, либо система контроля с участием КНР. Поэтому в случае, если Дональд Трамп остается, то СНВ-3 продолжает находиться под большим риском, точно так же, как и Договор по открытому небу (США), из которого США также планируют выйти».

Эксперт подчеркнул, что Россия не играет ключевой роли для Соединенных Штатов в их внешней политике. Сейчас основным вызовом для американцев в этой сфере является Китай. (Характерный штрих: в ходе своего программного выступления перед участниками финального мероприятия съезда Республиканской партии Трамп в своих нападках на демократического кандидата прямо заявил: ««Китай станет хозяином нашей страны, если Байден победит на выборах»).

«Отношения с КНР будут на первом плане и для демократов, и для республиканцев, – прогнозирует эксперт внешнюю политику США в следующий четырехлетний цикл. – Потому что Китай – это вторая экономика мира, и соответственно, Соединенным Штатам нужно с ним как-то работать. Сейчас возникло довольно много проблем с китайской соцсетью «TikTok». Американцы пытаются поставить ее под собственный контроль. Россия просто не имеет аналогичных платформ, которые бы интересовали США. Более того, у нас нет такого объема инвестиций в американскую экономику и общих производственных цепочек».

Помимо этого, напоминает наш собеседник, китайцы постепенно наращивают свое присутствие в мире, сейчас они активно работают в Африке. Не стоит забывать и о программе «Один пояс, один путь», 5G-сетях, за лидерство в развертывании которых между странами ведется ожесточенная борьба.

«Все китайские инициативы будут рассматриваться Вашингтоном, как непосредственная угроза, – резюмирует Сергей Кислицын. – Поэтому, если Россия для Соединенных Штатов – вызов только военно-политического характера (и в основном это все-таки больше касается постсоветского пространства и Европы), то Китай – глобальный конкурент американцев еще и в экономической и, возможно, даже в идеологической сферах». 

Несмотря на то, что в списке приоритетов внешней политики Вашинтона проблема №1 – отношения с Пекином, российский фактор остается важным для большой американской политики в том числе и в контексте избирательной кампании.

Хотя, будучи вице-президентом при Обаме, Байден и участвовал в провалившихся в конечном итоге попытках запустить «перезагрузку» с Москвой, сейчас демократы рассматривают путинскую России как злейшего врага.

Российская сторона, кстати, тоже не испытывает больших симпатий к Байдену еще со времен его работы в администрации Обамы – достаточно вспомнить критику за политику по Украине и поддержку внутренней оппозиции в России.

Демократы же еще с прошлых, оказавшихся неудачными для Хиллари Клинтон, президентских выборов, свой провал объясняют «российским вмешательством», а сейчас нередко обвиняют Трампа в том, что он настроен к Москве «чрезмерно дружелюбно».

Для нападок на своего республиканского соперника Байден воспользовался, к примеру, появившимися в СМИ в июне утверждениями о том, что российская разведка якобы платит боевикам в Афганистане бонусы за убитых американских солдат. Как известно, Трамп заявил, что эти данные «не заслуживают доверия», Байден же с этим не согласился и недвусмысленно пообещал: «Когда я стану президентом, это и многие другие нарушения я терпеть не буду. Зарубите это себе на носу. Я буду противостоять Путину. Я буду укреплять НАТО. Я объясню Путину, что за вмешательство в наши демократические процессы придется платить».

Не добавляют симпатий Байдена к России и недавние утверждения директора Национального центра контрразведки и безопасности США Уильяма Эванины о том, что русские намерены «опорочить» кандидата-демократа в преддверии выборов.

Специалистами также высказываются предположения, что в случае прихода в Белый дом после ноябрьских выборов президента-демократа будут улучшены трансатлантические связи между США и Европой, что позволит традиционным союзникам формировать единую линию в отношении России.

Впрочем, как ранее заметил в комментарии «МК» директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов, «основной вектор российско-американских отношений сформировался после 2014 года» и заключается он в том, что в отношении России Соединенные Штаты избрали основанную на санкциях политику сдерживания и придерживаются ее. При этом, по мнению эксперта, и санкции, и политика сдерживания продолжатся при любом раскладе, «поскольку в США сформирован двухпартийный консенсус по отношению к России, и этот консенсус антироссийский».

Источник: rbc.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *