«Решения примут, несмотря на санкции»: политолог о силовой помощи России Лукашенко

Соединенные Штаты могут ввести новые санкции против России в случае, если она будет «более открыто вмешиваться» в ситуацию в Белоруссии, сообщает Reuters со ссылкой на высокопоставленного представителя Госдепартамента США. Заставит ли это Москву скорректировать нынешний внешнеполитический курс? На вопросы «МК» отвечает политолог, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

— Федор Александрович, в какой мере, на ваш взгляд, такая угроза может повлиять на политику России на белорусском направлении?  Напугает это Кремль?

—  Ни в какой мере это не может повлиять. Это немножко уже превращается в фарс: такое ощущение, что у американской дипломатии закончились инструменты. Остался только этот. Что бы ни произошло, они сразу грозят санкциями. С одной стороны, это, конечно, раздражает. Но с другой — чем чаще это используется, тем больше девальвируется. Всерьез к этому относится уже трудно. Что же касается последних заявлений, то пока это чисто декларативная вещь. Соединенным Штатам надо как-то реагировать. Но, во-первых, Белоруссия, прямо скажем, сейчас для них не приоритет. Им до того. Во-вторых, даже если бы была приоритетом, не очень понятно, что делать. Поэтому используется стандартный ни к чему не обязывающий прием.

  — Но если реализуется сценарий, нарисованный Владимиром Путиным в недавнем телеинтервью — использование "резерва" из сотрудников российских  правоохранительных органов в случае выхода ситуации в Белоруссии из-под контроля властей — санкции по логике действительно могут быть очень крутые.

  — Думаю, санкции в этом случае могут быть адресными, персонализированными. Против тех людей, которые, допустим, будут в этом силовом резерве. Но там может быть другие вещи, намного более серьезные. Это, например, официальный отказ Германии от завершения проекта "Северный поток — 2". Это сейчас явно висит в воздухе. Да, Меркель на днях в очередной раз сказала, что этот проект им нужен, несмотря ни на что. Вызвав, кстати, большое негодование в Евросоюзе и в Америке. Но это — пока. Если ситуация будет обостряться и России придется идти на какие-то серьезные меры, я бы не исключал, что Берлин изменит свою позицию. "Северный поток — 2" очень важен для России экономически, по это еще и вопрос принципа. Поэтому вполне возможно, что он окажется под ударом.

— Но и эта угроза ни на что не повлияет?

— Думаю, нет. Санкции вообще мало на что влияют.

— Опыт предыдущих лет показывает, что иногда российское руководство действует вопреки, назло внешнему давлению.

— Это не тот случай. Никто не будет ничего делать назло. Все прекрасно понимают, насколько напряженной является ситуация и насколько велики издержки от дальнейшей эскалации. Так что цели —  показать всем, какие мы крутые, — безусловно, нет и быть не может. Вообще, мне кажется, настрой Кремля и Путина как раз он очень сдержанный. Но если, допустим, дойдет до риска силовой смены режима в Белоруссии, думаю, решения будут приняты, несмотря на издержки.

Читайте также: "Грозит ли Лукашенко судьба Хафизуллы Амина"

Источник: rbc.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *