Хранители древнего ремесла

73-летний Чэнь Иши из города Янчжоу провинции Цзянсу большую часть своей жизни посвятил ксилографии — древнему искусству гравюр на дереве, которое уже на протяжении сотен лет воплощает очарование китайских иероглифов. Чэнь Иши, удостоенный звания потомственного мастера традиционной китайской ксилографии, вырезает доску в своей мастерской в городе Янчжоу провинции Цзянсу. Фото: Предоставлено China Daily

В 2006 году это традиционное ремесло в числе первых было внесено в список национального нематериального культурного наследия Китая, а Чэнь был отмечен как потомственный мастер. В 2009 году китайская ксилография была включена в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.

Ремесло изготовления бумажных зонтов до сих пор популярно в Китае

Сегодня это древнее ремесло в значительной степени заменили современные методы печати, и оно больше не используется как средство коммуникации. Теперь ксилография существует как традиционный вид искусства. Китайская ксилография обладает особой красотой, вызывающей восхищение у людей во всем мире. Чтобы вырезать гравюру на цельном куске дерева, требуется большое терпение, усердие и умение. Чтобы создать целую книгу, ремесленники должны вырезать десятки брусков.

Ксилография, известная как «живое ископаемое» печати, возникла в Китае во времена династии Тан (618-907 годы). Мастера, владеющие этим ремеслом, и сейчас следуют древним традициям производства, используя традиционные инструменты для вырезания иероглифов и узоров на деревянном бруске. Чтобы получить изображение, на вырезанное дерево наносят тушь и прикладывают к нему бумагу, шелк и другие материалы. Полученные страницы затем переплетают в книгу.

В Китае ксилография наряду с наборным шрифтом для печати занимает почетное место в ряду четырех великих изобретений. Эта техника продолжает играть важную роль в сохранении и передаче истории человечества. Не всякая древесина пригодна для ксилографии. Чэнь всегда использует древесину дикой груши. Он погружает блоки в воду на одно или два лета, а затем дает им высохнуть в тени. Во время этого процесса из древесины выходят смола и сахар. После этого бруски проще резать, они становятся устойчивыми к насекомым и хорошо сохраняются. Когда древесина высыхает, брусок покрывается слоем жидкой пасты. Затем страница рукописи, написанная китайскими иероглифами, приклеивается к бруску обратной стороной вверх. Когда бумага высыхает, мастер осторожно протирает ее, пока не станут видны иероглифы. Они становятся еще более заметными, если нанести на бумагу слой масла. Затем мастер с помощью разных ножей один за другим вырезает иероглифы на деревянной поверхности.

Чэнь Мэйци, дочь мастера Чэня, полюбила ксилографию и теперь занимается ею вместе с отцом. Фото: Предоставлено CHINA DAILY

После того как бруски вырезаны, мастер, используя кисть, наносит на них тушь, накрывает листами из традиционной рисовой бумаги или других материалов и осторожно протирает их слева направо другой кистью. Постепенно на бумаге проявляются иероглифы, а комната наполняется ароматом китайской туши.

Увлечение ксилографией живет в семье Чэня уже более 100 лет. Его дед был известным мастером гравирования по дереву во времена династии Цин. Сам Чэнь занимается этим ремеслом с 13 лет. Умирая, отец Чэня сказал ему, что навыки ксилографии должны передаваться в семье из поколения в поколение. Чэнь дал отцу это обещание и сдержал его, хоть ему пришлось хитростью пробудить интерес к ремеслу у своей дочери. Его дочь Чэнь Мэйци говорит, что в детстве не хотела заниматься ксилографией. «Я росла в окружении материалов и инструментов для ксилографии, — говорит она. — Когда видишь их слишком часто, просто перестаешь замечать».

Задачей артистов из Тибета стало сохранение древнего фольклора

Все изменилось, когда она заболела и на год вернулась в отцовский дом, чтобы поправиться. Отец запретил ей работу по дому и настаивал, чтобы она просто отдыхала. Через месяц ей стало скучно, и она сказала отцу, что, возможно, ей стоит поучиться вырезать по дереву, чтобы убить время. «Отец сразу же собрал все необходимые материалы и инструменты, — вспоминает Чэнь Мэйци. — А чтобы подготовить все необходимое, обычно нужно много времени. Тогда я поняла, что отец провел меня. Он подбадривал меня и учил вырезать с большим терпением. Но увидев мой неподдельный интерес, он стал строже». По ее словам, до 2005 года у ее отца было 20 учеников, но в конечном итоге продолжил обучение только один из них. После того, как в 2009 году ксилография была внесена в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО, правительство начало больше инвестировать в сохранение этого ремесла. Но для привлечения молодежи и лучшего сохранения ксилографии нужно больше стимулов и инвестиций, говорит Чэнь Мэйци.

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *