В огне не горят

Ракатбек Бердикеев: Моя профессия позволяет расширять кругозор и, конечно же, получать дозу адреналина. Фото: Евгения Евреинова Как становятся каскадерами? О подготовке трюков и работе с российскими коллегами рассказал "РГ" президент Федерации каскадеров имени Усена Кудайбергенова Ракатбек Бердикеев.

— Почему вы выбрали эту профессию?

Ракатбек Бердикеев: Наверное, судьба.

В Киргизии раскрыли секреты древних воинов-кочевников

Однажды мне пришлось на ходу выпрыгнуть из машины, и это увидел один из моих друзей Эсен Жээринчиев. Он на тот момент был одним из тренеров каскадерской команды, которую возглавлял Усен Кудайбергенов. Эсен удивился, как я ловко кувыркнулся и встал на ноги, не получив травмы. Он предложил мне попробовать себя в исполнении каскадерских трюков. Я пришел, и с первой тренировки словно затянуло. До сих пор не могу жить без ощущения победы над страхом. И еще наша профессия интересна тем, что в каждом проекте — разные перевоплощения. К примеру, сегодня играем злодеев, а завтра — добряков и героев. А, кроме того. есть возможность путешествовать, увидеть новые страны, завязать новые знакомства. Приходится постоянно учиться чему-то новому, интересному. Иными словами, моя профессия позволяет расширять кругозор и, конечно же, получать дозу адреналина.

Сегодня киргизские каскадеры представлены на самых известных мировых киноплощадках. Как удалось этого добиться?

Ракатбек Бердикеев: Действительно, наши каскадеры принимают участие в голливудских и других международных проектах, сотрудничают с киностудиями соседних стран. Почему? Потому что универсальны. Дело в том, что каскадеры разных стран развивают свое мастерство преимущественно в одном-двух направлениях. Наши же парни, а с недавнего времени еще и девушки могут выполнять трюки с оружием, на лошадях, в воде. В общем, являются классными специалистами во многих областях. Именно поэтому их приглашают сниматься многие студии мирового уровня. Но, к сожалению, наша работа слабо востребована в отечественной киноиндустрии.

Как складывается сотрудничество с российскими коллегами?

Ракатбек Бердикеев: С российскими коллегами сотрудничаем давно, и начало дружбе положил наш знаменитый мэтр Усен Кудайбергенов, чьим именем сегодня названа наша федерация. Кстати, он был другом известного российского актера Александра Иншакова, который приезжал к нам в республику несколько раз.

Кинематография Киргизиии готовится встречать свой юбилей

Судьба Усена Кудайбергенова по-своему уникальна. В 1969 году он оставил работу в цирке и поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии на режиссерский факультет. Параллельно снимался в фильмах, изучал организацию и постановку батально-трюковых сцен. Это направление всегда считалось одним из самых сложных и ответственных в кино. Кудайбергенов сотрудничал почти со всеми киностудиями СССР. Он принимал участие в съемках более чем сотни картин. Среди них можно упомянуть такие, как "Белый пароход" и "Потомок белого барса", снятые на "Киргизфильме", казахские ленты "Кочевник", "Конец атамана" и "Погоня в степи", "Заложник" Свердловской киностудии, "Еще одна ночь Шахрезады". Многие фильмы с его участием удостоились Госпремии СССР и союзных республик, призов кинофестивалей в СССР и за рубежом. А один из трюков Усена Кудайбергенова вошел в список книги рекордов Гиннесса. В узбекском фильме "Юность гения" он на лошади прыгнул с 27-метровой высоты в реку!

Несколько лет назад я работал постановщиком трюков в российском сериале "Гаишники" и сам участвовал в них.

Какие чувства испытывает человек, рискующий жизнью для удовольствия зрителя?

Ракатбек Бердикеев: Прежде всего, ответственность за качественную работу. Лиц каскадеров в кинолентах чаще всего не видно, и меня порой спрашивают, не бывает ли обидно, что зрительские симпатии достаются не нам. Уверяю, нам достаточно и того, что мы дарим людям радость, остроту ощущений. Иногда даже чувствуем, как переживает за каскадера зритель. Это вдохновляет.

— Трюк с огненными всадниками, который показали на Играх кочевников, — ваша задумка?

Сказитель в Киргизии без остановки декламировал эпос более 14 часов

Ракатбек Бердикеев: Возможно, удивитесь, но трюк с огненными всадниками не такой уж сложный. В нем используются специальные горючие материалы и защитная мазь. Для лошади это тоже безопасно. Если честно, она просто не успевает понять, что происходит. Тем не менее, мы, скажем так, долго вынашивали идею. Хотелось сделать все очень эффектно. Кстати, до постановки этого трюка я снимался в фильме, где, выражаясь нашим профессиональным термином, у меня было стопроцентное горение. Так что опыт имелся.

Что можно назвать самым сложным в исполнении трюков?

Ракатбек Бердикеев: Когда приходится импровизировать. Бывает, работаешь над постановкой трюка, ставишь сложные связки, обучаешь людей, отрабатываешь до мелочей какие-то детали, а в день съемки вдруг что-то незапланированно меняется, и приходится действовать по ситуации и ориентироваться на ходу.

Есть трюки, которые выполняются без какой-либо страховки. Поэтому остается надеяться только на себя. Физическая подготовка и навыки правильного падения — основная база любого каскадера. Поэтому постановщик трюка должен тщательно продумывать все детали и, конечно же, помнить о безопасности. В том числе — скакуна, если таковой используется.

В трюках верхом, в свою очередь, важна не только подготовка каскадера, но и опыт скакуна. Лошадь — очень умное животное. К примеру, в мюзикле "Песнь древа" снимался конь Камбар. Жеребец-четырехлетка сначала участвовал только в джигитовке. Но он сразу показал особую хватку, отличную память, выносливость, и мы, в конце концов, решили, что его можно использовать для съемки прыжка с обрыва высотой в 50 метров.

Ключевой вопрос

Что труднее: сниматься в кино самому или учить других каскадеров?

Ракатбек Бердикеев: Безусловно, заниматься обучением. Сниматься самому проще, поскольку, исполняя тот или иной трюк, я контролирую свои движения, эмоции. А как проконтролировать это в другом человеке? Обучение налагает на тебя ответственность за чужую жизнь, требует педагогического опыта, индивидуального, особого подхода. Не всегда можно давить на ученика авторитетом. Нужно выстраивать диалог.

Кстати, всю жизнь хотелось создать школу каскадеров, сделать уникальный трюк и оставить след, которым бы дети, ученики и последователи гордились так, как мы работой нашего учителя Усена Кудайбергенова.

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *