Выбор — за народом

Несмотря на несколько реформ, Конституция всегда считается в республике основным законом. Фото: Пресс-служба президента КР 11 апреля в Киргизии пройдет референдум, на котором избирателям предстоит решить судьбу нового проекта Конституции. Документ призван вернуть страну к президентской форме правления. Поставит ли плебисцит точку в громких дебатах и послужит ли реформа залогом долгожданной политической стабильности? На эти вопросы отвечает член конституционного совещания, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист КР, профессор Джалал-Абадского государственного университета имени Осмонова Автандил Арабаев.

— В республике проводится очередная конституционная реформа. В чем ее отличие от предыдущих?

Автандил Арабаев: Есть ряд принципиальных моментов. Во-первых, текст проекта Конституции изначально написан на государственном языке. Такой подход позволил подтвердить приверженность государства традициям и чаяниям народа, его свободолюбивой природе и толерантности. Этот посыл нашел отражение в закреплении положений о духовно-культурных основах общества, что актуально для национальной идентичности народа в условиях глобализации.

Киргизии и Узбекистану удалось урегулировать вопрос границы

Особый акцент сделан на утверждении подлинного народовластия как основы демократической организации общества и государства. Более того, в качестве одного из механизмов его реализации закреплен общественный представительный институт — народный курултай. Он представляет собой общественное собрание, то есть институт гражданского общества — в отличие от парламента, который является государственным законодательным органом. Таким образом расширены механизмы народовластия и увеличено их влияние на организацию и деятельность госорганов.

Важно, что проект Конституции нацелен на формирование ответственной власти. Речь идет о конституционно-правовой и юридической подотчетности госорганов, местного самоуправления и в целом чиновников перед народом и законом. Особенно усилена ответственность президента, которая сопряжена с тем, что он отныне не только станет главой государства, но и возглавит исполнительную власть. Здесь нужно выделить два момента. Президент, в первую очередь, будет нести персональную ответственность за результаты деятельности правительства и исполнительной власти в целом. Кроме того, упрощены и конкретизированы основания отрешения главы государства от должности, что позволяет привлекать его к уголовной ответственности. Президента можно будет сместить с должности, во-первых, за нарушение Конституции и правовых норм республики, во-вторых, за незаконное вмешательство в полномочия парламента либо органов судебной власти.

Тем самым в проекте, с одной стороны, усилена ответственность президента за его непосредственную деятельность, работу правительства и исполнительной власти, с другой стороны, пресекается вмешательство главы республики в работу других ветвей власти — законодательной и судебной.

— Венецианская комиссия в это же время предлагаемый проект Конституции раскритиковала.

Автандил Арабаев: Конечно, авторитет Венецианской комиссии высок. Я не раз встречался с отдельными ее членами на международных конференциях. Там есть авторитетные, знающие свое дело юристы из стран Европы. Более того, я разделяю их обеспокоенность по поводу того, что в президентском правлении всегда существует определенный риск. Но не стоит заблуждаться: после реформы глава государства не получит неограниченные полномочия. В проект специально внесены правовые механизмы, пресекающие вмешательство президента в работу законодательного и судебного органов, их должностных лиц. В документе закреплена определенная система сдержек и противовесов, которая также является конституционной гарантией того, что деятельность главы республики будет постоянно контролироваться со стороны как парламента, так и институтов гражданского общества, в частности народного курултая.

Студенты из Киргизии могут продолжить очное обучение в России

Иными словами, считаю критику данного проекта Конституции немного преувеличенной. Возможно, отдельные положения документа не соответствуют чаяниям некоторых членов Венецианской комиссии, но отвечают требованиям нашего народа. Поэтому я бы рекомендовал рассматривать проект как продукт, соответствующий требованиям нашей действительности. Ведь Конституция — тот же закон, причем основной! Ее миссия заключается в регулировании общественных отношений, которые после октябрьских событий прошлого года сами подталкивают нас к тому, чтобы формировать ответственную власть. Мы же видели, что раньше никто — ни президент, ни правительство, ни парламент — не нес никакой ответственности за то, что творится в республике, тогда как общество требовало обратного. Более 80 процентов участников референдума высказались за президентское правление. Соответственно в проекте Конституции были учтены эти требования.

Кстати, в состав Конституционного совещания, напомню, вошли около сотни человек, среди которых были академики, доктора наук, юристы-практики, парламентарии, видные и опытные представители различных сфер общества. Работали мы в открытом режиме. К нам приходили все желающие, вносили предложения и отстаивали свою позицию. Таким образом почти все основные принципы и нормы первоначального проекта были рассмотрены с разных сторон, а отдельные подверглись изменениям.

Ключевой вопрос

— Положит ли новая политическая структура, заложенная в проекте Конституции, конец нестабильности в стране?

Автандил Арабаев: Как правовед могу ответить положительно, поскольку новая архитектура государственной власти в Конституции определена. Но с политической точки зрения не все здесь однозначно. Ответ сопряжен с рядом объективных факторов. Общество сильно политизировано. Как результат, уже сегодня наблюдаются как защитники, так и противники проекта новой Конституции.

Оппозиция в стране институционализирована. У нее есть не только "уличная", но и парламентская трибуна. То есть определенную роль в установлении стабильности в стране играет и оппозиция. Но насколько быстро и как именно это произойдет, зависит от власти, от стратегии и тактики нового руководства государства, реально продуманных и прагматичных планов решения социально-экономических проблем, политически выверенных действий и их эффективности, а также выполнения уже озвученных обещаний. И, наконец, многое зависит от того, насколько мы как общество, как народ будем осознавать важность стабильности в государстве, как проявим свою активную гражданскую позицию в этом вопросе.

Укрепляем связь с Россией

— Недавно с помощью России запущен рудник Джеруй, несколько лет в республике работают компании "Газпром" и "Роснефть". Есть ли еще перспективные направления для торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества с РФ?

Автандил Арабаев: Любое сотрудничество должно быть основано на взаимной выгоде и ориентировано на перспективу. Мы все понимаем, что в будущем актуальными станут новые технологии и продукция из тех же углеводородов, включая полимеры, пластмассовые изделия. Значит, есть необходимость предложить "Газпрому" и "Роснефти" разработать совместные проекты по таким перспективным направлениям. Можно выделить и вопрос об альтернативной энергетике. У нас есть кремний, у России — солидный опыт работы по производству солнечных батарей и ветряных генераторов. То есть можно вести разговор о строительстве объектов "зеленой" энергетики, развитии сопутствующих технологий.

В Киргизии намерены запретить эксплуатацию машин старше 20 лет

Актуально и развитие круглогодичной курортной индустрии с учетом термальных источников, горнолыжных баз, возможности "зеленых" экскурсионных маршрутов. Полагаю, можно было бы предоставить крупным российским инвесторам землю на берегу Иссык-Куля, чтобы они построили современные курортные комплексы со всей необходимой инфраструктурой и "зеленой" энергетикой. Через определенное время эти объекты перешли бы в государственную или муниципальную собственность. Естественно, нужно законодательно гарантировать от имени правительства защиту интересов и собственности инвесторов, а также порядок перехода таких комплексов в собственность государства.

Для южного региона республики очень важно восстановить работу железной дороги до Джалал-Абада. Для этого можно было бы разработать совместный проект с РЖД и, если необходимо, подключить к нему Узбекские железные дороги. Речь идет об альтернативном транспортном сообщении для грузоперевозок и пассажирских сообщений с Бишкеком. С учетом строительства железнодорожного проекта "Узбекистан — Киргизстан — Китай" значение данного предложения еще более актуализируется.

Российская сторона, в свою очередь, заинтересована в совместной переработке местной продукции животноводства, сельского хозяйства ввиду ее экологичности. Нашим соответствующим ведомствам стоило бы активизировать эту работу.

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *