Урок Калуженской

У киргизстанских преподавателей русского языка есть большой потенциал. Фото: Любовь Борисенко Наталья Калуженская больше 35 лет преподает русский язык за рубежом. С 2016 года она работает в школе российско-палестинской дружбы в Вифлееме в качестве волонтера автономной некоммерческой организации "Русская Гуманитарная Миссия". Недавно Наталья Юрьевна побывала в Киргизии, провела серию мастер-классов для киргизстанских преподавателей и поделилась с "РГ" своим видением того, почему русский язык становится все более популярным в ближнем и дальнем зарубежье.

В каких государствах растет интерес к изучению русского языка?

Наталья Калуженская: В Киргизию я приехала из Палестины, где работала учителем в мусульманской мужской школе. До этого была в Германии, Мьянме, Бирме и ряде других стран — как арабских, так и европейских. Могу с уверенностью сказать, что русский язык учат многие и количество желающих увеличивается из года в год, несмотря на то, что он один из трудно изучаемых.

Русский язык сохранит в Киргизии официальный статус

С чем, на ваш взгляд, это связано?

Наталья Калуженская: Думаю, что в значительной степени с карьерным ростом. В арабских странах, Палестине, Иране очень много желающих поступить в медицинские вузы России. Поэтому язык для них важен. Кстати, хочу сказать, что в Палестине самыми лучшими врачами являются те, кто получил образование в России.

Если судить по тому, сколько людей приезжают на работу и учебу в Россию из ближнего зарубежья, то русский язык остается достаточно популярным и на постсоветском пространстве. К примеру, в свое время я преподавала в Институте ядерной энергетики. Там учились ребята из Таджикистана, и они прекрасно говорили на русском.

Иностранцы — прилежные ученики?

Наталья Калуженская: Процесс обучения русскому языку как иностранному может протекать по-разному в зависимости от особенностей учебной группы, конкретного контингента иностранных учащихся. Учителя должны учитывать возрастные, образовательные и индивидуально-типологические особенности своих подопечных. Оказывают влияние на процесс овладения иностранцами русским языком и этнокультурные различия.

В Юго-Восточной Азии учащиеся при изучении русского языка скорее опираются на механическую память, чем на осмысление учебного материала. Этот тип учебной деятельности специально культивируется учителями в КНР. Чтобы трансформировать механическую память китайских, вьетнамских, мьянманских учащихся в логическую, надо учить их осмыслению учебного материала. Для этого необходимо при объяснении опираться на наглядность, приводить много примеров, использовать творческие задания.

Россия поможет Киргизии построить новые школы

Механическое запоминание распространено и в арабских учебных заведениях. Там не принято делать домашнюю работу, и мне приходилось успевать на уроке давать новый материал и спрашивать уже пройденный. Для того чтобы ученики быстрее усваивали предмет, мне пришлось освоить арабский язык, чтобы объяснять на родном наречии тем, кто не все понимает.

Для немцев или шведов, напротив, в большей степени подходят сознательные методы обучения языку. У этих учащихся всегда много вопросов по грамматике, культуре речи, страноведению. Вопросы ребят, обучающихся в России, зачастую касаются мотивов поведения русских людей в разных жизненных, бытовых ситуациях.

Существуют ли какие-то специальные технологии преподавания русского языка за рубежом либо они схожи с российскими?

Наталья Калуженская: Конечно, особенностей много. Здесь важно все. Правильно выбранные эмоции, выражение лица. Словом, максимум того, чем можно активизировать процесс мыслительной деятельности, что, кстати, я показывала киргизстанским педагогам. Есть три направляющие. Первое — заинтересовать, второе — как можно полнее раскрыть материал и третье — управлять поведением детей.

Кому легче преподавать — детям или взрослым?

Наталья Калуженская: Взрослых учить легче, потому что у них высокая мотивация. Они приходят на уроки и ловят каждое слово, раскрепощаются, у них меняется тембр голоса. Так что за все время работы со студентами — как русскими, так и иностранными — у меня проблем особых не было. А у детей нет мотивации, и ее необходимо создавать. Если работаешь в иностранной школе, нужно овладеть языком учеников. Ребенок должен воспринимать педагога как старшего друга, и именно поэтому учитель должен быть прежде всего психологом. Если бы я в свое время не изучила эту дисциплину, то и пяти минут не смогла бы проработать в арабской школе.

Какие иностранные языки, кроме арабского, вы знаете?

Спикер парламента Киргизии рассказал о роли русского языка и СМИ

Наталья Калуженская: В свое время думала, что буду работать только с немцами, и учила этот язык, чтобы помочь студентам в других странах лучше овладеть моим предметом. Но случилось так, что поехала преподавать в Бирму. Язык этой страны интонированный. То есть интонация играет ключевую роль . Я выучила его. Помню, наш отъезд как раз совпал с Новым годом, а у них он отмечается в апреле. Собралось много народу, военные, среди которых было немало высокопоставленных чинов. Обычно иностранцы разговаривают с бирманцами на английском, я же вышла и поздравила на бирманском. Был настоящий фурор. Ну представьте, славянка со светлыми волосами и вдруг говорит на бирманском!

Ключевой вопрос

Как бы вы оценили профессиональный уровень преподавателей русского языка в Киргизии?

Наталья Калуженская:Я увидела большую заинтересованность в повышении навыков преподавания. Мы провели занятия по интонации и эмоциям при проведении урока. То есть речь шла о том, как развивать интеллектуальную работу на занятиях, как активизировать у учеников мыслительный процесс, чтобы ребенок услышал то, что должен услышать. Нужно хорошо знать менталитет страны и учитывать этнические особенности. Очень важно, чтобы для каждого народа был свой учебник русского языка. Чем больше похожести, тем больше близости. Хотя, с другой стороны, чем больше разного, тем больше интересного.

Обратила внимание, что киргизские коллеги не были знакомы с семью базовыми конструкциями преподавания русского языка. Впрочем, та же тенденция наблюдается и в России. Грамматику знают, однако забывают об интонации. Но если с ней не работать, то и материал урока не будет усваиваться так, как должно.

Хочу отметить активность слушателей мастер-класса. Как мне сказали, педагоги русского языка в Киргизии — золотой потенциал страны. Не могу с этим не согласиться. Когда урок закончился, коллеги даже на обед не ушли. Они буквально засыпали меня вопросами. Я увидела столько благодарности и желания узнать что-то новое. Именно поэтому считаю важным, чтобы в республику чаще приезжали методисты и проводили мастер-классы.

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *